Новости
21 марта 2017, 05:28

Зачем Вислый хочет освободить старое здание Публичной библиотеки от книг

Хотя теперь об объединении книжных фондов двух библиотек – московской РГБ и петербургской РНБ – вроде бы прямо не говорят, а юлят и чего-то врут, считать, что от этого объединения отказались, не приходится. И по-прежнему генеральный директор РНБ Вислый остается источником главной опасности – вопрос о его немедленном увольнении с должности стал еще более актуальным, чем был в январе.

Н е приходя в сознание Трудно вспомнить что-то более смешное, чем пресс-конференция в ТАСС 1 марта 2017 г. в «формате телемоста», в которой «прилагательное» к библиотеке, т.е. Александр Вислый, принимало участие. Надо было заблаговременно удрать в Москву на безопасное от возмущенного Петербурга расстояние, чтобы общаться с петербуржцами исключительно через Интернет. Что касается произносимых им текстов, то анализировать их невозможно ввиду их полной алогичности. Вот, скажем, в своем выступлении Вислый сообщил, что главный тезис – это необходимость коренной модернизации всей библиотечной системы. Почему? А потому что, по данным ВЦИОМа, «64 % наших читателей были в библиотеке два или три года назад». Видимо, речь идет не о читателях, а просто о гражданах, которые перестали ходить в библиотеки. Но если так, то, может быть, надо не библиотечную систему менять, а просто новые книги в массовые библиотеки закупать. Иначе как заманить в библиотеку взрослого человека? Дайте денег на покупку новых книг, а не на модернизацию, и все сразу устроится. Понятно, что заниматься «коренной модернизацией» интереснее, чем покупать книги и комплектовать районные библиотеки. Однако логика в словах Вислого не улавливается никак. Тем более что к РНБ и РГБ все это вообще не относится, тут пока получают обязательный экземпляр. Вскоре «прилагательное» добралось и до РНБ, до нового здания на Московском проспекте, 165. Сначала он несколько раз подчеркнул, что новое здание находится рядом с аэропортом «Пулково». После чего заявил: «Московский проспект – это рядом с «Пулково», ну совсем недалеко от «Пулкова». <…> Зачем ехать в центральную часть РНБ, которая расположена на Невском пр., если все новые поступления находятся рядышком с «Пулково». Вот мы и получаем…» Что мы получаем, осталось непонятным, получаем бред. Вроде получается, что от нового здания лучше зачем-то ехать в «Пулково». А зачем? Однако Вислый как житель Москвы не знает, что от нового здания РНБ на Московском пр., 165, до главного здания на Невском пр. по прямой 7,4 км, а до «Пулкова» – 8,2 км. Опять Вислый вроде бы что-то хотел доказать, но снова из его потуг получился бред. При чем тут аэропорт? Какое это имеет значение? Мы же, в отличие от Вислого, живем не в Москве, а в Петербурге. И «Пулково» – это у нас совсем не «центр мира», от которого мы отсчитываем расстояния. Похоже, Вислый вообще выступал на этой пресс-конференции, не приходя в сознание. Потом сообщил: «Прекрасные читальные залы на пересечении Невского и Садовой, они практически пустые». И задал сам себе вопрос: «Какой выход из ситуации?» И сам себе ответил: «Выход из ситуации в электронных ресурсах». Т.е. электронные ресурсы наполнят залы главного здания на пересечении Невского и Садовой? И с этим сеансом самораздевания и саморазоблачения выступил в Москве директор РНБ? После чего Вислый вырулил на свою любимую тему, Национальную электронную библиотеку, пофантазировал и заявил: «Собственно говоря, с чего начинать? Вот мы считаем с Владимир Иванычем, что начинать нужно с ряда шагов, касающихся двух национальных библиотек, в которых всё есть и которые, в принципе, готовы предоставить вот это всё всем, кто этим хочет воспользоваться. Что это такое? Ну, во-первых, объединенный электронный каталог. <…> Второе – общая электронная библиотека, которая служит основой НЭБ. <…> Третье – единый читательский билет. <…> Четвертое – единая электронная подписка на зарубежные базы данных. <…> Последнее – обязательный электронный (так! – М.З.) экземпляр как в печатном, так и в электронном виде. <…> Российская книжная палата, т.е. ИТАР-ТАСС, получает один полный <…> всё, что издается в России в печатном виде. Это примерно более 100 000 наименований книг и брошюр, плюс периодика, плюс газеты. <…> Плюс Российская книжная палата получает один обязательный электронный экземпляр, начиная с 1 января 2017 г. Два обязательных печатных экземпляра получает РГБ плюс еще один обязательный электронный экземпляр. <…> И еще два обязательных печатных экземпляра получает РНБ. Получается, пять печатных экземпляров и два электронных экземпляра для вечного хранения. Ну, наверное, нужно чуть-чуть поменьше. Но нельзя это сделать прямо сейчас. Когда? Когда, мы не знаем. Вот по объединению всего и было написано письмо». Встает вопрос: если объединения РГБ и РНБ не будет, то зачем нужны объединенный электронный каталог и единый читательский билет? Мы что – будем за книгами летать в РГБ через «Пулково» на командировочные, выдаваемые в РНБ всем желающим? Понятно, что это остаточные явления от бредовой идеи объединения библиотек в одну. Но сама идея никуда не делась, она реализуется, и очень активно. Что же касается письма директоров РНБ и РГБ Дмитрию Медведеву (Мединский уже из оборота выведен, хотя, безусловно, директора написали своему непосредственному начальнику), содержание которого Вислый якобы изложил на пресс-конференции, то в том письме было сказано об обязательных экземплярах совсем не так. Цитирую по тексту, размещенному на сайтах РНБ и РГБ 1 марта: «И РГБ, и РНБ получают по два обязательных экземпляра всей печатной продукции России. Учитывая то, что Российская книжная палата (ИТАР-ТАСС г. Москва) также хранит один экземпляр печатных изданий, получается – пять экземпляров. Для надежного же «вечного» хранения достаточно двух печатных и одного электронного экземпляров. Таким образом, можно сократить новые поступления на объем двух обязательных экземпляров, что составляет около 1 000 000 учетных единиц (книг, журналов, газет) в год. Такое сокращение возможно при выполнении следующих условий: объем поступлений обязательного электронного экземпляра должен соответствовать объему поступления печатного обязательного экземпляра, и читатели РГБ и РНБ должны иметь одинаковые права на доступ к обязательному электронному экземпляру». Итак, в письме Медведеву, в том виде, в каком оно 1 марта опубликовано, было предложено оставить два печатных и один электронный экземпляр и при этом сократить прежние пять печатных экземпляров на два. В результате одно печатное издание потерялось. Возникла неясность, вызванная, я думаю, просто тем, что в исходном тексте письма предлагалось оставить только два обязательных печатных экземпляра, сократив пять исходных на три экземпляра, тем самым лишив РНБ новых книжных поступлений. Но перед тем как это письмо разместили на сайте, в этом месте попытались все исправить, замести следы гнусных планов, но в спешке не смогли сделать это чисто, потому что шила в мешке не утаишь. Нетрудно догадаться, что по первоначальному плану, от которого никто на самом деле и не думал отказываться, по одному печатному экземпляру получат Книжная палата и РГБ, а одно электронное – РГБ и РНБ по общей сети на обе библиотеки. И всё! А это и есть программа уничтожения РНБ как национальной научной библиотеки, получающей обязательный экземпляр всей печатной продукции. Как писал Салтыков-Щедрин, «взамен совести выросло у них во рту по два языка, и оба лгут, иногда по очереди, а иногда – это еще постыднее – оба зараз». А что касается электронного экземпляра, то, во-первых, он нормальную книгу заменить не может, и пользоваться им при наличии в книге примечаний и именного указателя крайне неудобно, поскольку свиток уступает кодексу во всех отношениях. Для научной работы он вообще непригоден, тем более неизвестно, что будут посылать издательства, будут ли в этих электронных книгах номера страниц, соответствующие бумажной пагинации, не будет ли в них что-то пропущено, добавлено и т.п. Работать с газетами на компьютерном экране практически немыслимо. Да, можно прочитать отдельную статью, но смотреть подряд de visu годовую подшивку газеты, манипулируя полосами прокрутки, – это не выдержит никто. Я уж не говорю о том, что это вовсе не годится для восприятия паратаксиса газетного листа, он на экране не опознается. Во-вторых, с электронным экземпляром есть проблемы, связанные с авторским правом, и они до сих пор не решены. Это неоднократно признавал сам Вислый, пытавшийся отменить в РФ авторское право ради своей НЭБ. Речь идет конкретно о ст. 1274 Гражданского кодекса РФ «Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях». Можно цитировать книгу, давать отрывки в объеме, оправданном информационной целью, но запрещено публиковать целиком, в том числе и в электронной форме без согласия автора. Исключение составляют только авторефераты диссертаций (ст. 1274, часть 1, пункт 7). Указанный пункт вообще делает невозможным замену обязательного печатного экземпляра, полученного из тиража, санкционированного автором, обязательным электронным экземпляром, который по Гражданскому кодексу использовать запрещено (его можно только хранить без использования в любых, в том числе научных и информационных, целях). Это не я придумал, это Гражданский кодекс! Строить планы, даже планы уничтожения РНБ, на заведомом нарушении закона, причем Гражданского кодекса в части авторского права, – это надо уже совсем сойти с ума. В-третьих, при полной непригодности программного обеспечения «Алеф», закупленного для РНБ, для всех нужд гигантской библиотеки («Алеф» рассчитан на небольшие университетские библиотеки Израиля), при тех скоростях работы компьютеров, какие есть в РНБ, при существующей частоте выхода из строя как библиотечных серверов, так и персональных устройств, при низкой (ниже некуда) квалификации сотрудников отдела автоматизации опора исключительно на электронные издания сразу обернется катастрофой. Уже сейчас все работает плохо, а будет еще хуже, если загружать еще и весь обязательный электронный экземпляр. Достаточно попробовать загрузить небольшую брошюру в 80 полос и ее «полистать». Загрузка составляет 10 мин. А если это книги по 800 стр.? Тогда 10х10=100 мин. И если таких книг с десяток? Вывод любого читателя будет простым и мгновенным: быстрее и легче заказать, а потом приехать в РНБ и все почитать на месте. Времени в сумме уйдет гораздо меньше. «Музей» вместо «бывшей библиотеки» Еще в январе 2017 г. «прилагательное» фантазировало на тему зачистки корпуса Соколова (выходит фасадом на Невский пр.) от книг Основного русского фонда. О том же и 1 марта: «Корпус Соколова, корпус Веретенникова… должно быть возвращено изначальное историческое и значение, и архитектурный облик. Это, конечно, стоит больших денег. <…> Корпус Соколова был построен в 1814 году и рассчитан примерно на хранение 350–500 тысяч книг. <…> Сейчас там больше 5 миллионов. Что нужно сделать? Вот во вновь построенный второй корпус вывезти книги из корпуса Соколова и соответствующих корпусов, сделать первоначальную реконструкцию, реконструкция такая, которая возвращала корпус к первоначальному виду, и потом вернуть туда то, что там должно находиться. Рукописи, эстампы, карты, редкие книги. Чтобы в центре города была та библиотека, которую планировали наши императоры, которую Александр I открывал. Вот с теми же самыми колоннами, картинами, скульптурами, занавесками, в конце концов». Особенно колоритно в исполнении Вислого звучит слово «денег»: с «гэ проточным» у него получается «денех». «Надо много денех…» Что касается «корпуса Веретенникова», то такого нет, есть корпус Воротилова, но за год пребывания в должности Вислый не одолел фамилии трех-четырех архитекторов, создателей зданий Публичной библиотеки. Но зато бойко фантазирует на тему перевозки книг на Московский пр., во вторую очередь нового здания. Согласно его безумным проектам, надо книги выкинуть, после чего в главном здании начнется реконструкция – «работа с бывшими читальными залами. Из них увезут книги и воссоздадут первоначальный вид, который Вислый называл императорским. На стенах появятся портреты российских царей, а комнаты украсят историческими картинами и скульптурами. Так здание на Невском станет библиотекой-музеем. <…> Наша мечта – чтобы человек приходил в библиотеку, как в музей». Вислый даже не понимает, что если тут не будет книг Основного русского фонда, то это уже не будет библиотекой! Да и музеем тоже не будет. Итак, «наша мечта» – зачистить главное здание от ненавистных Вислову книг (а чья это «наша мечта», кто эти «мы»?), для чего, говорят, уже нанят какой-то военный отставник, похожий на маньяка и истерически бегающий по РНБ с рулеткой в руках. Хотя не вполне понятно, чем книги на стеллажах в корпусе Соколова могут помешать развеске царских портретов. Начиная с Александра I, которого упомянул Вислый, в России было еще четыре царя, потом пошли Ленин, Сталин и проч. Так что – из-за желания повесить на стенки пять портретов надо выкинуть из главного здания весь гигантский Русский фонд, который составляет основную культурную ценность, являясь особо ценным объектом культурного наследия народов РФ? Ну можно перенести часть книг в другие помещения того же главного здания, но почему не оставить хотя бы полмиллиона в корпусе Соколова? Кстати, если кто-то думает, что проект зачистки главного здания РНБ от книг – это изобретение Вислого, он грубо ошибается. Вислый – жалкий плагиатор, потому что впервые об этом написал тогдашний главный архитектор РНБ Александр Бакусов, ныне покойный (кстати, он был зятем Г.Н. Булдакова, главного архитектора Ленинграда в 1971–1986 гг.), в статье «О предполагаемой реконструкции старых зданий Российской национальной библиотеки», опубликованной в сборнике «И зодчества краса в создании их зрима…» (СПб., 1998). Я подверг этот проект резкой и нелицеприятной критике еще 15 лет назад («Московские новости», 2002), подробно поговорив с Бакусовым. Он произвел на меня впечатление психа, о чем я ему и сказал, а потом написал. Идея Бакусова, которой теперь Вислый манипулирует, заключалась в том, чтобы оставить в главном здании только те отделы, которые не связаны с «массовым посещением». Тогда, в 1996–1998 гг., еще такое явление было, теперь «массового посещения» нет и в новом здании. Самым сложным и «вкусным» Бакусов считал восстановление исторического облика библиотеки, «планировка и художественная отделка которой во многом искажены. Произошло это в силу ряда причин. Первая заключалась в том, что все основные здания Библиотеки строились как автономные, функционирующие независимо друг от друга. У каждого здания был свой вход, свой парадный вестибюль <…>. Запроектированная Воротиловым для связи его корпуса с корпусами Росси и Собольщикова так называемая Косая галерея впоследствии была занята генеральным алфавитным каталогом и потеряла свое первоначальное функциональное назначение. Постепенно Библиотека превратилась в единый многофункциональный организм, а вследствие этого появилась необходимость связать все четыре корпуса и административное здание между собой. <…> Вторая причина утраты интерьеров связана с постоянной нехваткой площадей для размещения фондов. Для решения этой проблемы строились многоярусные стеллажи и антресоли <…>. Особенно большие утраты произошли в корпусе Соколова, где сейчас располагается Русский фонд. Уничтожены колоннада с хорами в Овальном зале, парадная лестница; полностью изменились структура и отделка боковых залов. Все пространство забито многоярусными стеллажами». Проект был смешным в своем безумии. Выбросить из библиотеки все книги, чтобы восстановить интерьеры. Библиотека без книг. Пустое пространство в память о книгах. В связи с гальванизацией бредового проекта, о котором все давно забыли, для меня ясны четыре вещи, непосредственно связанные с Вислым. Первое. На реставрацию, ремонт, реконструкцию, радикальную переделку будут привлечены гигантские деньги: конечно, не 330 млн руб., о которых говорил Вислый в январе 2017 г., а гораздо больше. Реставрация, реконструкция – все это очень и очень выгодно. На все нужды РНБ денег нет, нет денег на комплектование, на зарплаты и т.д., а на этот привлекательный в особом смысле строительный проект деньги найдутся. И об этом говорится откровенно, публично. Второе. Если и впрямь воссоздавать «императорский» вид, придется восстанавливать автономию всех зданий библиотеки, разрушать все связи в виде переходов, лестниц, коридоров, о которых писал Бакусов в статье 1998 г. Полностью вернуться непонятно к какому году все равно не получится, а выйдет историко-архитектурный винегрет с евроремонтом – наподобие того, который мы получили в Летнем саду, где на уничтожение исторически сформировавшегося ландшафтного памятника потратили 3 миллиарда рублей, получив варварский результат. В общем, это будет «второй Летний сад», только вместо идиотских фонтанов будут никому не нужные пять портретов царей, написанных И. Глазуновым, и другой квазиисторический стаффаж. А Основного русского фонда – не будет, потому что из него не извлечь бабла. Третье. На самом деле Вислый явно чего-то недоговаривает. В комплексе зданий между Невским пр., пл. Островского, пер. Крылова и Садовой ул. давно освободились и еще будут освобождены значительные пространства. Скоро на Московский пр. уедет полностью весь Русский журнальный фонд, там давно находится Иностранный журнальный фонд в своей значительной части, книги русские и иностранные, часть Центральной справочной библиотеки и т.д. Если есть необходимость разгрузить помещения в корпусе Соколова, то совсем необязательно всё увозить на Московский пр., можно просто перераспределить фонды по внутренним помещениям этого гигантского комплекса зданий. Маниакальное желание убрать из главного, исторического здания весь Русский фонд заставляет подозревать, что мы имеем дело с какой-то аферой и фактически рейдерским захватом ценнейшего объекта недвижимости, очищенного от начинки, в центре города. Возможно, ради создания ресторанов, элитного дома свиданий, концертных залов и т.п., доход от которых потечет кому-то в карманы. Менее презентабельные помещения станут бизнес-центром, офисами… Достаточно сказать, что, по полученной секретной информации, на 28 марта 2017 г., когда в РНБ должен быть санитарный день, в помещении отдела эстампов якобы намечен корпоративный праздник одного из петербургских банков. Так это или не так, состоится это судьбоносное событие или нет, станет известно 28 марта: достаточно будет подежурить у входов в РНБ – то ли с площади Островского, то ли с Садовой ул. Причем в отделе эстампов (на фото) огромное количество уникальных изданий стоит на полках и легко доступно, стоит лишь протянуть руку... А вид на профиль памятника Екатерине II со второго этажа корпуса Росси давно дурит головы денежным мешкам. На сайте РНБ указана выставка «Citi в России: большие цели и достижения в масштабах столетия. К 100-летию открытия первого отделения Ситибанка в России». Место – зал Корфа, площадка ответственного дежурного, время работы – 29 марта – 18 апреля, выставка подгототовлена не просто так, а по заказу АО КБ «Ситибанк». Конечно, 100-летие отделения Ситибанка в России – событие эпохальное, и РНБ пройти мимо не могла никак. Причем, вполне возможно, что на 28 марта намечено «закрытое открытие» этой выставки, маскирующей корпоративное мероприятие, которое пройдет не только в зале Корфа, но и в зале отдела эстампов. Во всяком случае, если выставку откроют в санитарный день, да еще в секретной обстановке, когда обычные читатели в библиотеку войти не смогут, это будет симптоматично. Потому что продемонстрирует подлинные цели использования главного здания, которое шариковы из подотдела очистки хотят освободить от ненужных им книг. В целом вся эта затея Вислого с тотальной зачисткой главного здания от книг пахнет большими деньгами и грандиозным обманом. Четвертое. Во второй очереди нового здания не хватит места, чтобы принять весь Основной русский фонд и еще все фонды, которые сюда переместят: Русский журнальный, отдел литературы стран Азии и Африки, фонды с Обводного канала, из хранилищ на ул. Орджоникидзе (дальнее хранение). При этом еще должно остаться пространство для приема новых книг, обязательного экземпляра 2017-го и последующих годов. Объемы хранилищ 2-й очереди на это никогда не рассчитывались! И вот в этой авантюре и скрыт момент истины! Места нет, поэтому и надо любой ценой, любой ложью отменить поступление обязательного книжного экземпляра в РНБ. Иначе не зачистить главное здание настолько радикально, насколько этого требуют тайные проекты Вислого. В целом же, если оценивать проект Бакусова, то он не случайно был похоронен 20 лет назад. На месте библиотеки хотят создать муляж, потемкинскую деревню, имитацию, которую именуют библиотекой-музеем. Вместо книг – интерьеры, к которым вдруг воспылал любовью Вислый, который путает Воротилова с Веретенниковым, а про существование корпуса Собольщикова даже не подозревает. Помню, что Бакусов с увлечением говорил об освобожденных от многоярусных стеллажей красивых залах, где можно проводить разные «культурные мероприятия», о «зонах отдыха»! Как будто речь идет не о научной библиотеке, а о досуговом центре. Где можно проводить приемы, и VIP-журфиксы – надо только очистить помещения от бесчисленных книг. А вместо этого здесь устроен пыльный книжный склад, с которого не взять ни копейки. Беда! Бакусова, слава богу, не поддержала дирекция (его тесть умер в 1990 г., и административной поддержки Бакусов лишился). Но у деградации нет пределов, и снова ведется спекуляция на идее сохранения художественного наследия в виде колонн и занавесок. С другой стороны, игнорируется, что главное тут все-таки не здание XVIII века, не утраченная колоннада, хоры и парадная лестница, а книгохранилище уникального книжного собрания, которым читатели должны иметь возможность активно пользоваться. Читателям-то нужен не «образ библиотеки как хранилища книг» (как красиво выражался Бакусов), а непосредственно сама библиотека. Вот она, подмена: в реальном «храме культуры и просвещения» предлагается создать образ этого храма, то бишь имитацию, а книги, собственно и создающие «храм», отсюда убрать. Т.е. сперва храм ликвидировать, а затем на опустевшем месте создать его образ и выгодно продавать. Говоря словами Шекспира из «Макбета» – «Мы ранили змею, но не убили: она срастется, чтобы нам грозить все тем же зубом» .

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ

comments powered by HyperComments












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg