Новости
19 февраля 2017, 12:07

Сергей Степашин подвел итоги научной конференции «Февраль. Трагедия. Уроки истории. 1917 год», которая прошла в Храме Христа Спасителя по благословению Святейшего Патриарха Кирилла

18 февраля 2017 года в Зале Церковных Соборов Храма Христа Спасителя по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла состоялась научная конференция «Февраль. Трагедия. Уроки истории. 1917 год».

Конференция открыла Дни памяти погибших за Веру Христову, организаторами которых выступили Императорское Православное Палестинское Общество, Фонд Людвига Нобеля и Императорский исторический клуб. Эти общественные организации совместными усилиями вели подготовку столь масштабного события, открывшего череду общероссийских мероприятий, посвященных столетию революции.

В конференции приняли участие: председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион, министр культуры Российской Федерации, председатель Российского военно-исторического общества Владимир Мединский , Председатель Императорского Православного Палестинского Общества Сергей Степашин, Председатель Наблюдательного Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елизаветинско-Сергиевское просветительское общество», руководитель международного центра «Благотворительность в истории» Института всеобщей истории РАН, кандидат исторических наук Анна Громова, председатель Синодального отдела Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда , председатель Оргкомитета по подготовке и проведению мероприятий, посвященных 100-летию революции 1917 года, ректор МГИМО МИД Российской Федерации академик Анатолий Торкунов, председатель «Союза русских дворян» князь Дмитрий Шаховской, научный руководитель Института всеобщей истории РАН, президент Государственного академического университета гуманитарных наук академик Александр Чубарьян, председатель президиума Международного совета российских соотечественников, ректор Парижской консерватории имени Сергея Рахманинова г раф Петр Шереметев, исполнительный президент ассоциации «Франко-российский диалог», председатель ассоциации «Общество памяти императорской гвардии» князь Александр Трубецкой, кандидат исторических наук Леорнид Решетников.

В зале присутствовали многочисленные члены ИППО, а также приглашенные гости - Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Болгария в Российской Федерации Бойко Коцев, Чрезвычайный и Полномочный посол Государства Палестина в России Абдель Хафез Нофаль, представитель Патриарха Антиохийского и всего Востока при Патриархе Московском и всея Руси митрополит Филиппопольский Нифон, епископ Мелекесский и Чердаклинский Диодор , представители общественности, ученые, духовенство, студенческая молодежь.

Среди организаторов Дней памяти в Храме Христа Спасителя - руководители Фонда Людвига Нобеля Ярослав Голко, Анна Яковлева, Евгений Лукошков , заместитель Председателя ИППО Елена Агапова. Вел научную конференцию руководитель Фонда Людвига Нобеля Евгений Лукошков.

На сцену Зала Церковных Соборов участники научной конференции вышли под звон колоколов. Хор исполнил «Царю Небесный». Затем заседание открыл митрополит Волоколамский Иларион, Почетный член ИППО, который передал участникам и организатором конференции приветствие Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Далее Владыка сказал:

- Сегодня мы собрались под сводами Кафедрального соборного храма Христа Спасителя на конференцию, посвященную 100-летию трагических событий в России.

Отречение от престола государя-императора Николая II, а затем и его брата Великого князя Михаила Александровича спровоцировали крах государственных основ страны. Те, кто стоял за февральской революцией, не смогли удержать полученную власть. Это обстоятельство подготовило приход в октябре 1917 года к власти в России большевиков, которые не пощадили своих предшественников, либо уничтожив их, либо изгнав из страны. Октябрьский переворот, чудовищная расправа над царской семьей, братоубийство, террор и массовые репрессии – всё это стало огромной трагедией для нашего народа.

Россия потеряла миллионы людей из всех сословий. Это были трудные годы преследований, поразивших пастырей и рассеявших овец Русской Православной Церкви по всему миру. Многие сыны и дочери нашего Отечества были вынуждены покинуть родные места и осесть на чужбине, поскольку не вписывались в новую парадигму социального устройства. Они оказались лишними на своей земле. Таковых, по оценкам историков, насчитывалось порядка трех миллионов.

Живя на чужбине, наши братья и сёстры стремились использовать накопленный в Отечестве опыт, проявляя свои лучшие качества и таланты, неизменно храня православную веру и самобытную русскую культуру.

Русской эмиграции удалось добиться выдающихся достижений в области науки, литературы, живописи, музыки, театра, кино и балета. Русское рассеяние познакомило зарубежную общественность с выдающимися богословами и философами, чьи труды вошли в сокровищницу не только русской, но и мировой мысли. Эта другая Россия сберегла многовековое духовное и культурное наследие, которое уничтожалось в России советской.

В наши дни церковное понимание истории двадцатого века представлено в многочисленных исследовательских трудах, посвященных путям Русской Церкви и русского государства. В них можно найти взгляд, основанный на любви к Отечеству и свидетельстве о важности веры в народной жизни. История России в двадцатом столетии показала, что неверие, а тем более богоборчество ведет к ошибкам в общественной и политической жизни.

Именно вера многие века определяла пути развития нашего народа, а любовь к родной земле объединяла людей в мощную силу. Вера и патриотизм были опорами нашего общества. И по этой причине многие, кто пострадал от советской власти, несмотря ни на что, оставались верны России.

Приведу в пример великомученицу Великую княгиню Елизавету Федоровну. Она, видя в какую пропасть низверглось Отечество, она писала императору Николаю второму, в то время, когда Ленин и его соратники призывали к поражению страны в Первой мировой войне: «Я испытываю такую глубокую жалость к России и ее детям, которые в настоящее время не знаю, что творят. Разве это не больной ребенок, которого мы любим во сто раз больше во время его болезни, чем когда он весел и здоров. Хотелось бы понести его страдания, помочь ему. Святая Россия не может погибнуть, но Великой России, увы, больше нет».

Безбожные власти привели к гибели одного из величайших христианских государств в мире, уничтожили миллионы людей якобы ради строительства светлого будущего. Я не хочу идеализировать российскую Империю, но она формировалась на протяжении тысячелетий как страна, основанная на христианских принципах, и могла бы эволюционно развиваться далее, если революционная оппозиция не «раскачивала лодку», а искала компромиссы с властью. Русская Церковь в этих сложных условиях старалась сохранить свои традиции. Несмотря на смертельную угрозу, она продолжала передавать опыт веры людям.

Наша церковь молилась за власть, следуя словам апостола Павла: «Прежде всего увещеваю возносить мольбы, молитвы, ходатайства и благодарения за людей всякого рода, за царей и всех начальствующих, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте, ибо это хорошо и угодно Спасителю нашему Богу, который хочет, чтобы все спаслись и достигли познания истины».

В то же время церковная молитва за власть и общение с ее представителями в советские времена не означали принятия церковью того курса, который проводило государство в отношении религии и других сфер общественной жизни. Только один тот факт, что церковь проповедовала религиозный взгляд на жизнь в то время, когда везде насаждался материализм и атеизм, означал ее непримиримость с идеологией существовавшего политического режима.

В душе многие иерархи, духовенство и миряне противились безбожной власти, мечтали о возрождении Святой Руси, сохраняя при этом лояльность к власти как граждане своего государства. И это возрождение произошло. Кровь и страдания сотен тысяч мучеников и исповедников Русской Церкви стали основой для возрождения церковной жизни в нашей стране.

Вот уже четверть века, как мы живем в условиях свободы, осуществляя миссию и служение, заповеданные нам Господом. Наша Святая Церковь на протяжении столетий была и всегда будет со своей паствой. Духовенство разделяло участь народа в лютые годы ордынского ига и смутные времена начала семнадцатого века, в годы наполеоновского нашествия и в окопах первой мировой войны, во времена красного террора и в застенках НКВД, в годы Великой Отечественной войны, во дни распада единого Отечества и во времена тяжких экономических потрясений. На этом мы стоим, укрепляемые Господом, и стоять будем. Благодарю вас за внимание.

Затем участники конференции выступили с докладами, основные тезисы которых мы предлагаем вашему вниманию.

Министр культуры Российской Федерации, председатель Военно-исторического общества, доктор исторических наук Владимир Мединский:

- Я бы хотел сказать буквально несколько слов о предпосылках и последствиях, причинах и уроках того что произошло в нашей стране сто лет назад, буквально день в день. Давайте вспомним, как встречала Россия февраль. Известно, что государство находилось в определенном системном кризисе. Это и промышленная отсталость, впрочем, весьма относительная и неравномерная, нерешенный земельный вопрос, архаичность устройства общества - так называемые противоречия труда и капитала, как было принято писать в советских учебниках истории.

С другой стороны, было очевидное желание капитала конвертировать свое огромное экономическое влияние в политическую власть, чего долгое время не удавалось. И, безусловно, рост национального самосознания на окраинах империи. Все эти проявления кризиса усилила затянувшаяся война. И последний штрих в этой тревожной картине – падение авторитета монархии как высшей государственной власти.

Однако ни одно из этих проявлений кризиса, ни даже все они вместе не говорили о том, что российское государство себя исчерпало. В начале двадцатого века Россия бурно развивалась: пятая экономика в мире, пятый в мире промышленный сектор, один из самых высоких в мире темпов экономического роста. При этом нельзя жаловаться на спад, вызванный первой мировой войной: к началу 1917 года по отношению к 1914-му объем производства в России сократился на 18 процентов, что существенно меньше, чем в Англии, Франции и Германии в относительных единицах.

На фронте русская армия одержала ряд блестящих побед, и даже поражение 1915 года. Вообще Россия с военной точки зрения была в шаге от победы. Как писал впоследствии Черчилль, «ни к какой стране судьба не была так жестока, как к России. Её корабль пошёл ко дну, когда гавань была в виду».

Безусловно, России нужна была модернизация. Однако для системного решения проблемы модернизации нужна была политическая воля, нужна была та форма организации общества

Только государство может провести в короткий период провести реформы, не всегда популярные. Получилось, что в то самое время, когда Россия встала перед необходимостью укрепления государственности как единственного инструмента модернизации страны, в феврале 1917 года произошло обратное – произошло разрушение государства. Ибо февраль – это не просто смена формы правления, это снесение государства как института легитимной, признанной народом формы организации общества.

Инициаторы февральского переворота, как потом оказалось, либо не сумели обеспечить преемственность государственности, либо из каких-то своих соображений не были заинтересованы в укреплении суверенности российского государства как такового. Такая логика нам хорошо знакома по опыту 25-летней давности, когда известная часть элит связывает свои интересы не с собственной страной, а с собственными удобствами – зарубежными активами, банковскими счетами, с вузами для своих детей на Западе. И когда та часть элиты монополизирует верховную власть, она, естественно, ищет истоки легитимности не внутри себя, не опираясь на народ, на историю, на веру, а ищет истоки легитимности исподволь, в опоре на зарубежное общественное мнение, на зарубежных покровителей. А ирония заключается в том, что, принимая такие рациональные решения, инициаторы революции вызвали хаос, который контролировать не смогли.

При этом ни одной из объективных проблем, якобы из-за которых свергали императора, февральские революционеры решать не взялись, мол, как-нибудь потом. Военный министр Гучков успокаивал солдат, говоря, что массовое дезертирство вызвано распространяемыми преступными слухами о предстоящем переделе земли: не верьте этим слухам, вопрос о земле должен постепенно решаться только Учредительным собранием.

Естественно, что после этого популистский лозунг большевиков «Землю – крестьянам!» (неважно, что за этим последовало потом) быстрее нашел отклик в сердцах солдат в окопах. Итог оказался плачевен: развал армии, деградация и территориальный распад государства. И те, кто, свергая императора, хотел управлять страной, сами очень быстро оказались в мусорной корзине истории. Означает ли это что февраль и вообще русская революция, как сейчас принято называть все события с февраля и до конца 1917-го года в нашей стране, есть досадная случайность, вызванная лишь безответственностью, личными амбициями или происками иностранцев – немцев, англичан? Нет, это не случайность.

Нельзя преуменьшать масштаб реальных проблем, стоявших перед страной. Ни Великая французская революция, ни Великая английская революция не развивались по частному произволу Робеспьера ли Кромвеля. Они тоже были вызваны объективными предпосылками. Но, с другой стороны, такой метод решения проблем, с которыми столкнулась страна, не предопределен. Развитие без потрясений – это обязательная функция государства. И с этой точки зрения никто не снимает вины в том числе с верховной власти российской, которая в начале двадцатого века не смогла эту функцию исполнить.

Сегодня необходимо глубоко изучать причины исторического взрыва 1917 года, не стремиться демонизировать или, не дай Бог, идеализировать революцию. Прошлое не изменить, мы должны извлекать из этого уроки.

Главный урок февраля заключается в том, что сто лет назад трагедией для России стало нежелание умных, образованных, ярких, талантливых людей, представляющих разные политические силы, исповедовавших иногда разные мировоззрения, имевших разные взгляды на будущее страны, на пути к этому будущему, подчинить свои частные интересы интересам России и рука об руку вместе работать на благо страны, решая системные, но не такие уж страшные проблемы.

В результате общественный диалог был подменен резней, кровопролитием, гражданской войной. И эти проблемы пришлось решать заново, но уже в экстремальных условиях, потеряв миллионы лучших людей. Это и есть цена неконструктивного противостояния вместо общественного диалога.

Председатель Оргкомитета по подготовке и проведению мероприятий, посвященных 100-летию революции 1917 года в России, ректор МГИМО МИД РФ, академик РАН Анатолий Торкунов:

- Я хочу сказать, что нынешний год, год 100-летия революции, вызвал большой общественный интерес, интеллектуальную активность. Наш Оргкомитет, который был создан недавно, практически каждый день получает десятки предложений и сообщений самого разного рода. ( В составе Оргкомитета – Председатель ИППО Сергей Степашин – прим. ред. сайта).

Речь идёт о событиях академической, культурной жизни, молодежных мероприятиях. Мне кажется очень важным, что эта годовщина всколыхнула общественное сознание. Но очень важно сделать так, чтобы этот год не стал годом раздрая в общественном сознании, поскольку, как мы хорошо понимаем, у нас нет в обществе единой концепции событий столетней давности, да, откровенно говоря, и не может быть.

Во Франции не только научное сообщество, но сами французы до сих пор спорят об истоках и результатах французской революции, которая совершилась в восемнадцатом веке. Столетний период, отделяющий нас от драматических событий столетней давности, для нас тем более является поводом для разных оценок, разных суждений и споров. Но еще раз хочу сказать, что такого рода споры ни в коем случае не должны вести к углублению противоречий в нашем обществе, наоборот, должны способствовать лучшему пониманию того, что произошло.

Прежде всего, мне представляется, что сто лет назад была разрушена историческая преемственность в российской цивилизации. В общественном сознании долгое время существовало разделение событий 1917 года на так называемую февральскую буржуазную, октябрьскую социалистическую революции и гражданскую войну. Сейчас сложилось понимание, что это были этапы единого революционного процесса. Более того, революционный процесс уходил своими корнями в цивилизационную специфику России с её общинной основой, с её стремлением сравняться с Европой, войти в неё на равных. И в то же время с постоянной опаской чрезмерной вестернизации.

Русская революция 1917 года была следствием не только непримиримых классовых противоречий, но и цивилизационного противостояния. Она изначально отвергла прежнюю самоидентификацию России, её систему ценностей, историческую форму и смысл предшествующей цивилизации. «Отречёмся от старого мира!» - таков был лейтмотив не только Великой французской, но и русской революции. В первый момент никто не воспринимал происходившее как трагедию. А ведь свершилось потрясение поистине мирового масштаба – исчезло огромное тысячелетнее государство. Была разорвана сложно сплетённая, многовековая линия истории России, вектор которой определялся двумя важнейшими началами – государством и христианством.

Надо отметить особенность российского революционного процесса: вокруг него сразу стали формироваться два типа государственного устройства – либерально-демократический и социалистический. Отношение к тому, каким должно быть новое российское государство, сыграло определяющую роль для различных политических сил. Так, либералы прогрессистского толка в лице Милюкова, лидера кадетской партии, вынуждены был заявить: «История проклянет вождей наших, так называемых пролетариев, но проклянет и нас, вызвавших бурю».

Политическим неудачником оказался и глава Временного правительства эсер Керенский. К июлю 1917 года стало очевидна полная неспособность Временного правительства создать хотя бы видимость какого-либо социального порядка. Двоевластие стало своеобразной попыткой установления некоей квазигосударственности, впрочем, очень скоро также обнаружившей свою несостоятельность. А после корниловского мятежа стало очевидным, что старый порядок полностью разрушен. В стране господствовали хаос и насилие толп.

В разных слоях общества нарастало желание порядка. Вернадский, наш выдающийся ученый, тогда член ЦК кадетской партии, писал: «В столице распространялось настроение, которое называли «тоска по городовому». Когда в спектакле «Живой труп» в Александринском театре на сцену выходил актёр в полицейской форме, в зале стихийно начиналась овация, которой не видел и Шаляпин». В своем дневнике он с горечью отмечал: «Невозможное становится возможным, и развёртывается небывалая в истории катастрофа или, может быть, новое мировое явление».

После завершения гражданской войны, в 1922 году Всесоюзный съезд советов одобрил договор об образовании СССР. По существу, советской власти, казалось, удалось собрать распавшуюся Российскую Империю и даже в чём-то продолжить её государственную традицию и мобилизационными методами осуществить неудавшуюся ранее модернизацию.

Однако революционное насилие, представлявшееся временным, переросло в систему репрессий, жертвами которых стали миллионы людей. Хотя внешне советское общество выглядело единым, на самом деле в нём не удалось преодолеть полностью глубинные противоречия не только социального и национального, но, особенно, институционального характера.

В советском обществе коллективное преобладало над личностным, индивидуальным. Это порождало невидимые миру трещины в глубинных человеческих коммуникациях, которые, в сущности, подтачивали поверхностно оптимистический общественный консенсус. А в индивидуальном человеческом восприятии так и позволили изжить до конца подчас даже не осознаваемых чувства страха и неуверенности. Эта особенность социальной психологии выплеснулась на поверхность с началом нестабильности эпохи 90-х годов, придала ей эмоциональную трагедийность, сопровождавшую второй распад российского государства в двадцатом веке.

Насилие – это вообще неотъемлемая часть революции. Еще просветители, вдохновившие Своими произведениями Великую французскую революцию, были поражены, к каким кровавым злодеяниям привело революционное выступление масс. Разрушается мораль, утрачивается ценность человеческой жизни. На поверхность из глубины общественного и индивидуального бессознательного вырываются самые тёмные инстинкты. Неконтролируемое насилие становится формой разрядки, накопившаяся энергия.

Три года мировой войны, которые предшествовали революции, привели к тому, что в народе утвердилось страшное чувство: гарантией собственной жизни является смерть врага. Революция, затем гражданская война стали кровавым продолжением мировой войны. На пространстве огромной России все воевали против всех. И в этом всеобщем противостоянии действовала очеловеченная логика революции, оправдывавшая множество кровавых жертв во имя торжества революционных идей.

Красный террор был беспощаден, но не менее беспощадным был противостоявший ему белый террор. Результатом революции и гражданской войны стало разительное сокращение российского населения. Невосполнимые потери, по приблизительным подсчетам, составили 16-18 миллионов человек. Страшным последствием стала дегуманизация общественного сознания, утрата устойчивых моральных ценностей и ориентиров.

Мне представляется, что сегодняшнее конференция позволяет нам поговорить как об истоках, причинах революции, так и о том, что для нас особенно важно: какие выводы из этого исторического драматического урока мы должны сделать.

Председатель Президиума Международного совета российских соотечественников ректора Парижской консерватории имени Сергея Рахманинова граф Петр Шереметев:

- Позвольте мне сказать несколько слов как одному из тех, кто проживает уже не сто лет, но почти сто, за рубежом, а не в своей стране. Я очень рад, что Фонд Людвига Нобеля дает этой встречей возможность к вам обратиться в связи с историческими событиями, и что это происходит в Храме Христа Спасителя, посетить который снова – для меня удивительная радость. Большевики его разрушили, и сила России, ее населения в том, что собрали достаточно средств для того, чтобы поставить Храм на то место, где он стоял столько лет.

Наступивший новы й год не совсем простой. Сама дата напоминает нам о том, что сто лет тому назад в России произошел переворот, в результате которого на этой земле и по всему миру пострадали буквально все, и началась гангрена. Эта гангрена Все знают, что Англия, Германия и даже Америка приняли участие в гибели России. И некоторые из них, как Америка, продолжают «подкапывать» Россию. Это недопустимо.

Мы должны быть очень осторожны. Многие из нас готовились к этому году с большим трепетом. Находясь за пределами России, я думаю о нашей стране ежедневно. Я приехал первый раз в Россию 35 лет назад, и с тех пор еженедельно приезжаю сюда и здесь стараюсь работать. Я чувствую себя соотечественником вашим, и членом нашей благородной страны. Десять лет назад президент Владимир Владимирович Путин подарил мне российское гражданство, и я этим горжусь.

Вы счастливые, потому что вы живете в таком мире, где ещё многое можно создать. Много людей, готовых участвовать в развитии России. Мы должны помнить о миллионах жертв с одной и другой стороны, будь они красные или белые, которых убили замучили или которые бродят до сих пор по дорогам мира. Мы должны помнить, что Родина у нас одна, независимо от того, живём ли мы на этой земле или за рубежом.

100-летие революции – это не юбилей, это событие, о котором нужно вспоминать. Мы с князем Лобановым-Ростовским, он находится здесь, решили предложить соотечественникам, неважно, были они революционерами или, как мы, беженцами, поставить в России памятник примирения.

Когда я рассказал об этой идее на прошлом конгрессе соотечественников в Москве, Патриарх Кирилл поднял руки к небу и сказал: «Слава Богу, я поддерживаю!» С таким благословением можно идти вперёд. Конкурс прошел, скульптор над ним уже работает, место, где он будет тожественно установлен, определено. Крым – это та земля, откуда отплывали из России на последних пароходах русские люди, навсегда покидавшие свою страну. Памятник будет стоять на русской земле, в Крыму, который снова стал частью нашей Родины. Мы должны пойти навстречу друг другу и примириться.

Научный руководитель Института всеобщей истории РАН, Президент государственного университета гуманитарных наук, академик РАН, доктор исторических наук Александр Чубарьян:

- Мы сегодня участвуем в важном событии, наполненном символическим смыслом. Фактически это первое большое мероприятие, которое связано со столетием русской революции. Символично, что оно открывается в Храме Христа Спасителя. Это придаёт всему предстоящему году идею примирения.

Здесь уже было сказано, я уверен, что этот год откроет период крупных дискуссий на тему революции для историков, общественных деятелей, журналистов, для всех граждан. Будут подняты очень важные и острые вопросы нашей российской истории, да и мировой истории в целом. Мы жили многие годы с формулой, что революции – это локомотив истории. Так вот у нас сегодня есть возможность вернуться и посмотреть, что это был за локомотив на российской почве, на русской земле.

Мне кажется упрощением, когда сейчас ищут причины революции в каких-то демонстрациях, которые были в феврале 1917 года в Петрограде. Революции, как показывает мировой опыт, это совокупность больших общественных сдвигов, следствие катаклизмов крупного масштаба. Это переломные моменты в жизни мира и мировых цивилизаций.

Революция 1917 года имеет корни и в девятнадцатом веке, в пути, который прошла Россия. И, в частности, в том выборе, перед которым она оказалась – между революцией и реформами. Оказалось, что реформы не были в состоянии остановить развитие трагические событий, которые произошли. Это ставит большой общий вопрос для историков: какова связь революции и реформ и как важно вовремя уловить ситуацию, чтобы реформы стали реальным двигателем прогресса. В России были реформы в начале двадцатого века, но они были половинчатыми, непоследовательными, не смогли снять социального напряжения. Революции появились на авансцене истории и стали теоретическим основанием для жизни советского общества на протяжении 70 лет.

Сейчас в литературе идут дискуссии о соотношении февраля и октября. Я читал письма, где предлагают называть февральские события не революцией, а переворотом, считая, что истинная революция произошла в октябре 17-го года. Есть прямо противоположная точка зрения, что февраль открыл дорогу для некоего либерального пути, а октябрь явился государственным переворотом.

Не ставя никаких оценок, хочу сказать, что эти темы будут оставаться в центре внимания дискуссий. Важно, чтобы эти дискуссии проходили в условиях диалога, сопоставления разных мнений и подходов к историческому процессу вообще.

Уже было сказано, что революция стала трагедией для нашего народа. Но трагедия – это ведь тоже часть истории, часть исторического опыта. Но трагический – тоже опыт.

В своё время революционные идеи привлекали внимание масс, и не только в анше стране, а по всему миру. Поэтому она из тем, которая должна быть, это революция в России и её место в истории двадцатого столетия. Для нашей страны это было, конечно, трагическое событие, которое вызвали невиданную жестокость и насилие в гражданскую войну.

Когда мы говорим сегодня об уроках революции, очень важно подчеркнуть, что всякое насилие в истории, сопровождаемое большим числом жертв – это страшное наследие человечества. В этом плане девятнадцатый век в России заложил основы насилия, когда появились элементы террора. И главный вывод, который особенно важен для молодого поколения, что все разногласия н должны преодолеваться стремлением уничтожить друг друга.

Сейчас в ходу такая формула, что была своя правда и у белых, и у красных. Она не принимается полностью различными слоями нашего общества. Н мне кажется, что это некий путь к тому, чтобы достичь какого-то консенсуса к оценке тех сил, тех организаций, которые противостояли друг другу в те времена.

Мы должны донести до молодого поколения правду о тех событиях, что они означали для наших дедов и отцов. Я бы сказал, что нужна прививка против революции. А прививка против революции – это исторические уроки, мы должны подойти со всей ответственностью к предстоящему году. На научном, образовательном сообществе лежит большая ответственность за то, чтобы история, которая может быть источником разногласий и раскола, стала

Исполнительный президент Ассоциации «Франко-российский диалог», председателя Ассоциации «Общество памяти Императорской гвардии» князь Александр Трубецкой:

- Мы вступили в год, который напоминает, что 100 лет тому назад курс нашей истории резко повернулся по инициативе тех, кто не соображал, что организовать переворот в стране во время мировой войны является убийственным для итогов самой войны и может привести к внутреннему краху страны. Это и произошло, когда создавшейся ситуацией воспользовались те, кто хотел в России экспериментировать с мировой революцией, о которой мечтал Ленин.

Февральский переворот был совершен буквально накануне наступления против Германии и Австрии и действительно является безумием, если не говорить об измене Родине.

А нужны ли были России революции и перевороты? Нужно ли было разваливать державу, экономический рост которой был примером для всего западного мира? Вероятно, это и было главным поводом для того, чтобы запад поддержал эти перевороты. Нужна ли была та бомба, которую, как сказал президент Путин, Ленин заложил под фундамент России?

Страна не была такой отсталой, как ее представляет западная русофобия. Рост экономики составлял 10 процентов в год. По оценкам американских экономистов, Россия должна была к середине двадцатого века занять первое место в Европе по экономическому развитию. Есть такой показатель здоровья страны – рождаемость, в стране был самый высокий процент рождаемости в Европе.

Можно вспомнить достижения России до революции, которыми может гордиться наша страна: электросварка, радио, телеграф, телефон, металлургия и петрохимия, подводные лодки, авиация, гироскоп… Во всем мире известен русский химик Дмитрий Менделеев. Биолог Илья Мечников получил Нобелевскую премию в области физиологии и медицины в 1908 году. А вообще первую Нобелевскую премию в России получил физиолог Иван Павлов в 1904 году.

В конце девятнадцатого века на Гаагской конференции Николай II предложил создание международной лиги сохранения мира. Это было задолго до образования Лиги Наций, а тем более ООН. Это показывает чуткое зрение государя по вопросам внешней политики и опасности войны. Но произошло отстранение России от плодов победы в войне.

Революционные события принесли деструктивную систему взамен исторической культуры и, главное, духовных ценностей, на которых строилась Россия. По приказу Ленина начался небывалый террор, варварские убийства царской семьи, духовенства, невинных людей, уничтожение церквей.

Примирения, о котором здесь говорили, для меня недостаточно. Примирились – и всё, и быстро перевернули страницу. Памятник примирения не решает всех вопросов народного единства. Вместо примирения получится тупик. Не может быть примирения пока в России не будет общего покаяния. Россия должна должны признать.

Напомню, что в России после смутного времени после смутного времени Церковь служила чин не примирения, а общего покаяния с призывом к единству. Только покаяние приведёт Россию к примирению. Давайте используем эти роковые для России события, чтобы осмыслить с покаянием нашу историю и показать всему миру единство русского народа, где бы он ни жил.

Директор Института Российской истории РАН, член Президиума исторического общества, доктор исторических наук Юрий Петров:

- Столетняя дата – это серьезная дата для нашего современного общества. Вообще говоря, каждая крупная революция – это серьёзная, глубокая рана на теле нации, и эта рана долго заживает. И какой срок нужен для полного заживления, пока неизвестно. Сегодня упоминалось, что больше 200 лет назад произошла Великая французская революция. И до сих пор во Франции спорят: одни вспоминают лозунги «Свобода. Равенство. Братство», другие говорят о якобинской диктатуре, о кровавом вандейском мятеже.

Наша революция 1917 года волне сравнима с французской революцией по своему влиянию на мир, на всю историю человечества в двадцатом веке. И недаром в западной историографии утвердилось понятие долгого девятнадцатого века – с 1789-го года по 1917-й и короткого двадцатого – с 1917-го по 1991-й, то есть до распада того государства, которое возникло в результате революции. Это говорит о том, что ее воздействие весьма обширно.

В этом году мы должны сделать, то что указано в распоряжении президента от декабря 2018 года о подготовке и проведению мероприятий, посвященных 100-летию революции 1917 года. Это поручение российскому профессиональному историческому сообществу, людям науки, людям культуры, людям веры совместно достичь общественного консенсуса, консолидации нашего общества вокруг верного понимания событий столетней давности.

Хотел бы остановиться на некоторых конкретных темах, над которыми работают наши историки. Мы не можем сказать, что знаем об этой революции всё и что на всё у нас есть ответы. Почему же действительно революция произошла. Сегодня министром культуры были сказаны правильные слова о том, что революция не навязана нам извне, она вытекает из логики событий. В советское время была общепринята идеологема Ленина, что революция является взрывом недовольства масс, изнурённых войной.

Сегодня мы можем сказать на основании имеющихся показателей, что Россия войну выдерживала. Население, конечно же, понесло во время войны определённые потери материального плана в результате инфляции, девальвации рубля. Это происходило во всех странах, в феврале не было фатальной неизбежности революционного развития событий.

Пожалуй, есть в истории такие детали, о которых мы иногда забываем, а между тем в них, может, кроется разгадка больших процессов. Российское правительство при всем при том, что не довело конца реформы, сделало достаточно в годы войны, чтобы страна сохраняла боеспособность. Но тем не менее одно важное упущение было. Оно касалось системы распределения продовольствия.

В Германии при громадных продовольственных затруднениях правительство пошло на то, чтобы ввести продовольственные карточки. В результате немцы, хотя и с большим трудом. Но выдерживали тяготы войны. В России ситуация была даже более благополучная. Был прекращён экспорт зерна, оно всё оставалось в стране. Несмотря на то, что в армию было призвано 15 миллионов мужчин, те, кто оставался в деревне, женщины, в основном, подростки, они справлялись – сбор урожая в годы войны не был катастрофически низким.

Продовольствия в стране было достаточно, были проблемы с транспортом, и в связи с загруженностью железных дорог военными грузами поставки продовольствия даже в крупнейшие города иногда отставали и возникали такие точечные напряжения, что и произошло в Петрограде в феврале 1917 года. Отсюда причина резкого социального взрыва.

Наши историки стоят на точке зрения, что революции в России не хотел никто, за исключением левых радикалов, но их чис

comments powered by HyperComments












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg