Новости
13 ноября 2017, 12:01

Градозащита и власть расходятся по окопам

Семь лет назад режиссер Александр Сокуров призвал градозащитников и власть «выйти из окопов», перейдя от жесткой конфронтации к диалогу и совместной работе ради спасения Петербурга. Губернатору Матвиенко хватило мудрости и практицизма, чтобы этот призыв услышать и сделать шаг навстречу. Переговорный процесс шел с переменным успехом и пережил не один кризис. Нынешний оказался самым серьезным и, похоже, неразрешимым – это кризис доверия, властью похороненного.

Вы чьих будете?

Первые тревожные сигналы появились года полтора назад. Тогда в СМИ все чаще стали появляться комментарии участников группы Сокурова (в нее, по приглашению самого режиссера, изначально вошли Александр Карпов, Александр Кононов, Юлия Минутина и Максим Резник) с выражением обеспокоенности тем, как чиновники заматывают исполнение задач, которые ставятся вице-губернатором Игорем Албиным по итогам переговоров с градозащитниками. Накапливались претензии к руководству КГИОП. Его председатель Сергей Макаров открыто выступал в поддержку проекта расчленения Конюшенного ведомства на апарты, раз за разом отклонял экспертизу на взятие под охрану блокадной подстанции, добивался моратория на новую редакцию федерального закона с более жесткими требованиями к защите наследия, доказывал правоту инвесторов, крушащих особняк Мордвиновых или доводящих до необратимой аварийности дом Зыкова (Шагина).

В судах КГИОП то и дело оказывается на стороне бизнеса – как в случаях с Домом Абазы или подступающей к парку «Александрино» и Пулковской обсерватории застройкой. Невиданный прежде размах обрел и процесс снятия с охраны исторических зданий. Их судьба по-прежнему определяется рабочей группой в закрытом режиме, хотя с июня нынешнего года предписано докладывать о вынесенных решениях на каждом заседании Совета по сохранению наследия и выносить на его рассмотрение спорные случаи.

Но юрист Макаров эти установления игнорирует.

По его мнению, в Петербурге и так слишком много объектов культурного наследия (около 8 тысяч), и дальше их множить незачем. Именно голос председателя КГИОП оказался решающим при рассмотрении на рабочей группе «отказной» экспертизы по дому 18 на ул. Писарева, где сохранились исторические интерьеры.

Отрицательными стали и недавние решения по домам Кранкенгагена на Адмиралтейском канале, 17, и Веретенниковой на Английском пр., 3. Наряду с еще несколькими, расположенными вокруг Новой Голландии, они попали в зону подозрительного интереса Стройкомитета Смольного, по заказу которого была выполнена серия экспертиз с неизменным результатом – «не представляют ценности». Альтернативное заключение Ассоциации экспертов Петербурга (а в нее входит 95% всех имеющихся в нашем городе аттестованных Минкультом экспертов) сочло такие выводы несостоятельными, но ее мнение на решение КГИОП не повлияло. Зато комитет выказал редкую прыть, сыграв на опережение инициативы Совета по сохранению культурного наследия. Согласно Положению о деятельности совета, если треть его членов высказываются за включение в повестку какого-либо вопроса, он должен быть рассмотрен на ближайшем заседании.

Необходимое число голосов было собрано под обращением о вынесении на совет экспертиз по домам Кранкенгагена и Веретенниковой, переданным вице-губернатору Албину. Но комитет тем временем уже успел выпустить «расстрельное» распоряжение, управившись за неделю, хотя обычно такая процедура занимает гораздо больше времени.

Обыкновенный саботаж

«Складывается ненормальная, абсурдная ситуация – на совещаниях у Игоря Николаевича Албина, когда мы говорим о конкретных проблемах, связанных с тем или иным историческим зданием, всякий раз глава КГИОП находит тысячи объяснений, оправдывающих губительные для них решения! – возмущался Александр Сокуров. – И мы вынуждены преодолевать колоссальное сопротивление со стороны руководителя ведомства, призванного стоять на страже наследия».

Но и в тех случаях, когда вице-губернатор соглашается с аргументами градозащитников и отдает необходимые поручения своим подчиненным, их отработка попросту саботируется.

Вот, например, сводная таблица поручений, данных по итогам состоявшихся в декабре – феврале встреч, в нем 20 пунктов. Половина закреплена за КГИОП, по состоянию на середину августа исполнен один.

Так, еще в декабре поручалось представить план первоочередных противоаварийных работ на деревянной даче Змигродского в Сестрорецке (памятник регионального значения, давно расселен и заброшен). На совещании 18 августа выясняется, что не сделано и этого. Сергей Макаров меланхолично сообщает, что денег нет, но районной администрации выдано задание и необходимые средства ею будут заложены на следующий год. «Но ведь мы этот дом просто потеряем, – пытается возражать Александр Кононов, – он уже дважды горел, нужно срочно хотя бы периметр первого этажа закрыть щитами, копейки какие-то можно на это найти!»

Дача Змигродского в Сестрорецке // Фото: fotokto.ru

«На первоочередные работы, согласно смете, требуется пять миллионов», – не готов мелочиться Сергей Макаров.

Такая сумма смущает даже вице-губернатора. Макаров же настаивает на своем, приводя в пример особняк Игеля на Каменном острове – вот, мол, ровно в пять миллионов району обошлись там аналогичные работы. Хотя, сдается, такому примеру есть чем заинтересовать следственные органы: всего-то мусор вывезли, закрыли решетками окна первого этажа, поставили металлическую дверь и договорились с охранной структурой о патрулировании дважды в сутки. Албин напускает строгости, дает новые поручения – сметы перепроверить, найти возможность дачу Змигродского оперативно законсервировать. (Она меж тем и по сей день стоит открытой всем ветрам и дождям.) Затем вспоминает, что в декабре-то поручалось разработать еще и системные меры в целом по консервации расселенных зданий. Но и этого не случилось. Юлия Минутина пытается втолковать чиновникам прописные вещи: если сейчас немного не потратиться на то, чтобы закрыть окна-двери таких расселенок и установить систему наблюдения, потом куда дороже городу обойдется ликвидировать последствия пожаров и набегов мародеров. Вице-губернатор соглашается и… предлагает градозащитникам самим прописать регламент необходимых действий исполнительной власти. «Сказали бы сразу четыре месяца назад, когда этот вопрос обсуждался, мы бы давно написали, – вздыхает Кононов. – Поручено-то было КГИОП, хоть бы страничку представили по итогам проделанной титанической работы».

Градозащитникам, конечно, не впервой выполнять за чиновников работу. В НИПЦ генплана, к примеру, на зарплате сидит около 300 человек, в КГА – свыше сотни. Но дороги и всякие развязки в генплане они нарисовали и согласовали так, что в десятках мест залезли на объекты культурного наследия.

Когда Александр Карпов это выявил, ему и поручили составить полный свод «проблемных точек», представить разработчикам, а потом еще вдогонку из КГА письмо с понуканием прислали: перечень получили, а где алгоритм решения проблемы?

Дипломатия обмана

В повестке августовской встречи группы Сокурова с вице-губернатором Албиным значился и еще один пункт, кочующий из одного протокола в другой: дом 3 на Ремесленной улице, с пометкой «искать варианты сохранения». Искали их, понятное дело, тоже только градозащитники. Дом этот, как уже рассказывала «Новая», встал поперек проектируемого шестиполосного съезда с моста через остров Серный. Альтернативные решения были, но возиться с ними чиновникам оказалось недосуг – объект надлежало сдать к чемпионату мира по футболу. Быстрее и проще оказалось под предлогом госнужды вышвырнуть из старых стен несколько семей и сфальсифицировать документы, чтобы омолодить здание на десяток лет и избежать необходимости следовать закону, запрещающему снос дореволюционных построек. Ну а на такие мелочи, как ведение работ в отсутствие разрешения на строительство, вообще никто из надзирающих органов внимания решил не обращать. КГИОП вполне удовлетворился датой в кадастровой выписке – 1920 год постройки. На чем и продолжал стоять даже после того, как градозащитники предъявили добытые в архивах исчерпывающие документы и фотографии, доказывающие существование дома уже в первые годы ХХ века, а по факту подделки документов правоохранительные органы возбудили уголовное дело.

Снос исторического здания на ул. Ремесленной, 3 // Фото: kanoner.com

На встрече с группой Сокурова 18 августа обсуждались варианты передвижки здания. Такая практика давно известна во всем мире: еще в 1455 году итальянский инженер Аристотель Фьораванти подвинул колокольню церкви Санта Мария Маджоре в Болонье, в Москве в 1897-м перевезли двухэтажный дом, мешавший расширению Николаевской железной дороги, а в 1930-е подобные операции стали настолько массовым явлением, что был даже образован специальный «Трест по передвижке и разборке зданий» – за несколько десятилетий в столице переместили почти 70 домов. А в современном Цюрихе так спасли от сноса массивное здание бывшей машинной фабрики XIX века, сместив его целиком почти на 60 метров.

Сергей Макаров интереса к такому варианту спасения не выказывал, его волновал лишь один вопрос: «А мы мост-то строить будем?» Игорь Албин традиционно придерживался более многоплановой роли, выказывая понимание общественной обеспокоенности и раздавая строгим голосом поручения: созвать специальное совещание с участием градозащитников, рассмотреть возможность сохранения дома путем его передвижки. Пообещал, что никаких необратимых шагов сделано не будет без предварительного обсуждения с группой Сокурова. На чем и расстались. Теперь, может статься, навсегда.

Утром 26 августа, в выходной день, дом начали крушить. За сутки все было кончено.

Потом вице-губернатор примется извиняться и уверять, что он о сносе ничего не знал и распоряжения такого не отдавал. Александр Сокуров дальнейшие переговоры в формате встреч у Игоря Албина сочтет для себя невозможным.

По прошествии двух месяцев аппарат Албина известит о проведенном вице-губернатором совещании, на котором были заслушаны доклады о возможных технологиях и финансовой оценке переноса дореволюционных зданий. Подсчитали: перемещение выгоднее демонтажа и нового строительства на 35–60% (в зависимости от высоты), а перенос дома на Ремесленной обошелся бы примерно в 40 млн рублей.

«Город обладает интеллектуальным, научным, творческим, финансовым потенциалом, чтобы сохранять представляющие историческую и культурную ценность здания, не идя по пути наименьшего сопротивления», – победоносно заключит Игорь Албин.

Для сравнения: перенос медиацентра стадиона на Крестовском (устроенного там, куда, оказывается, должно было выезжать на просушку выкатное поле) обойдется городской казне в 400 миллионов.

А за обманом с Ремесленной не замедлил последовать и другой.

С 2016 года на всех встречах в Смольном группа Сокурова поднимала вопрос о судьбе расселенных исторических зданий на Тележной улице, 21–29, сноса которых добивалась администрация Центрального района. Дома объявили аварийными, хотя некоторые из них прошли капремонт. Вице-губернатор Албин обещал, что заключения о техническом состоянии зданий вместе с проектом восстановления их облика будут рассмотрены на рабочей группе. Полной неожиданностью стало известие о том, что Смольный 19 октября объявил тендер на снос всех этих домов (сейчас он приостановлен по предписанию ФАС).

«Я пошел на диалог с открытым сердцем, на кону моя гражданская репутация, – говорил Александр Сокуров, вступая в переговорный процесс с властью. – Но если будут продолжаться сносы исторических зданий, если будет продолжаться двусмысленность поведения членов городского правительства, то, конечно, все опять вернется в «окопную жизнь»… Мы говорим: для начала восстановите законность! Перестаньте решать вопросы под столами, под коврами! Перестаньте заниматься дипломатией обмана. В противном случае в наших переговорах мало смысла, диалога не будет».

Мы обвиняем, мы требуем

27 октября в Смольный поступило письмо – «товарищу губернатору» от «гражданина Сокурова»:

«Вынужден донести до Вашего сведения крайнее возмущение градозащитного сообщества политикой, проводимой Администрацией Санкт-Петербурга в области градостроительства, несоблюдением нормативов и законов в сфере охраны наследия.

Идет последовательное наступление на общественные пространства, продолжаются уплотнительная застройка, активная засыпка акватории Финского залива. Постоянно происходит подтасовка, подделка документов с целью оправдания сносов исторических зданий.

Несмотря на регулярные заверения представителей Администрации о готовности совместно с градозащитниками искать пути сохранения исторической застройки, сносы продолжаются.

Исторический дом на Ремесленной, 3, снесен вопреки действующему законодательству и по прямому указанию из Смольного. Выдано заключение КГИОП на снос другого исторического здания по Кирилловской ул., 23. Объявлен тендер на снос пяти исторических зданий на Тележной ул., 21, 23, 25, 27, 29.

КГИОП регулярно поддерживает, оправдывает такие деструктивные действия.

Губернатор, правительство города должны принести извинения гражданам города, градозащитной общественности за незаконные сносы исторических зданий. Правительство должно признать совершённые нарушения закона и заявить о них в органы прокуратуры.

Мы требуем в ближайшее время определить сроки встречи с Вами, Георгий Сергеевич, нашей градозащитной группы для окончательного решения вопроса целесообразности дальнейших контактов с членами правительства по градозащитным проблемам».

Ответа пока не последовало. Губернатор то ли думает, то ли просто спит.

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg